Ночевать на работе

Опубликовано .

Спросите у любого успешного предпринимателя, что изоляция – враг творчества. Это хорошо еще, что люди научились работать вне офиса. Теперь коворкинги перестали быть похожи на лофты для студенческих посиделок и переместились в премиум-сегмент, предлагая не только статусное место для работы, доступное круглосуточно, но и особый дизайнерский антураж

Fosbury & Sons 

Антверпен, Бельгия

Дизайнер: Going East

Кто такой этот Фосбери? В название антверпенского клуба владельцы вынесли фамилию легкоатлета Дика Фосбери, изобретателя современного способа прыжка в высоту. Разработав новую технику, Фосбери выступил в ней на Олимпийских играх в 1968 году и выиграл золотую медаль. Fosbury & Sons, открывшийся в декабре 2016 года, тоже берет высокую планку. Владельцы Стейн Гератс и Мартен Ван Гол переосмыслили и реорганизовали традиционный подход к коворкингу. Планировку и интерьер клуба разработали дизайнеры бельгийской студии Going East с нуля. Бетонные стены и 6-метровые потолки 3000 квадратных метров – вот набор, с которым им довелось работать. Сразу решили зонировать пространство антресолями в манере многоуровневого Хай-Лайн парка в Нью-Йорке. Эта ретенция отнюдь не выбивалась из архитектурного содержания – Fosbury & Sons поселился в высотке, построенной модернистом Леоном Штиненом в 1958 году. 

Для того чтобы имитировать знаменитый американский парк, дизайнеры спроектировали клуб с множеством формальных и неформальных пространств, включая ступенчатый амфитеатр, комнату с кроватью и гостиную в стиле середины прошлого века. Вместе с тем они рассадили настоящие джунгли: на стенах и по периметру в кашпо, вазонах и вазах. Интерьер наполнили мебелью, изготовленной на заказ, датской классикой и современными марками. Диваны, например, заказаны у бельгийцев Journuit.

В Fosbury & Sons приятно не только работать, но и проводить досуг: в распоряжении членов клуба библиотека, бильярдный стол и бар. Последний дизайнеры из Going East соорудили из повторно использованных кирпичей и стекловолокна. В библиотеке – вдохновляющие книги, в баре – здоровая пища, в общих зонах предлагаются противошумные наушники, а в душевых – экокосметика.

The Canopy

Сан-Франциско, США

Дизайнер: Ив Беар, Амир Мортазави, Стив Мохеби 

Каких только офисов нет в Силиконовой долине. Но Ив Беар совместно с основателем M-Projects Амиром Мортазави решили устроить жанровую революцию. Долой столы для пинг-понга и неоновые вывески! Современный коворкинг – это дизайнерское наполнение, закрытое членство, круглосуточный доступ и обслуживание на уровне консьерж-сервиса. Клуб рассчитан на 45 членов, так что Беар предлагает настоящий офис-бутик. А расположение клуба в жилом квартале констатирует следующее: «Здесь нет случайных молодых стартаперов. Работайте у нас и будьте поблизости от дома». 

The Canopy встретит вас черным мраморным ресепшеном в духе 70-х, проводит рядом колонн и светильников Майкла Анастассиадеса и угостит содовой из автомата Sodastream на полностью оборудованной кухне. Конечно же, и предложит поработать – в отдельном кабинете или в общей зоне.

Интерьерная концепция Беара базируется на 15-летнем опыте работы с Herman Miller. Здесь радикальный дизайн из арсенала марки авторства Джо Коломбо, Александра Жирара, Дона Чадвика сочетаются с современными образцами эргономичного дизайна. Две трети мебели в Canopy спроектировал сам Беар, в том числе знаменитое офисное кресло Sayl. Рабочие столы продуманы до мелочей: есть крючок для портфеля, место для хранения личных вещей и полки-перегородки от соседей. 

Фото: Frederik Vercruysse, Joe Fletcher

The Great Room

Сингапур

Дизайн: Hassel Studio

Кто любит понедельники? Члены The Great Room однозначно любят. Здесь в начале недели каждый может рассчитывать на массаж плечевой зоны. И бесплатный завтрак. Основатели этого коворкинга вдохновлялись антуражем гранд-отелей и задумали открыть не очередной коммунальный офис с пивной картой, а элегантное и гибкое пространство, похоже по духу на отель. Насыщенная цветовая гамма, дорогие материалы и впечатляющие виды действительно заимствованы у лучших представителей отрасли. Здесь невероятно уютно: есть лобби, бар, мягкие кожаные диваны и отдельные кабинеты для работы. При входе вы попадаете в так называемую гостиную, справа от которой расположена социальная зона – место для непринужденного общения за чашкой кофе. «Серьезный бизнес уже не делается в офисе за рабочим столом, а все чаще в более теплой и расслабленной атмосфере. Например, в лобби отеля», – рассказывает Джаэль Англ, сооснователь The Great Room. Студия Hassel знакома с офисным форматом – в ее портфолио офисы для Google и Alibaba. В отличие от нужд постоянного штата работников, The Great Room должен удовлетворить потребности самых разных людей. Поэтому здесь предусмотрены гибкие переговорные – на 12, 20 или 30 человек. Последняя по четвергам превращается в студию для занятий йогой. Хорошее оправдание, чтобы вернуться с работы попозже. 

Kwerk

Париж, Франция

Дизайн: Альберт Анжель

Новый коворкинг в 8-м округе Парижа отражает привычки своего создателя – дизайнера и архитектора конголезского происхождения Альберта Анжела. Путешествуя между Бали, Нью-Йорком и Джакартой, он привнес в интерьер Kwerk мультикультурные веяния и превратил клуб в микс бутик-отеля и арт-галереи. 

Так, в приглушенном свете центрального зала в витринах белеют главные участники новогодних празднеств на Бали – стилизованные скульптуры Ого-Ого. В витрине у лобби на полке стоят две африканские девы плодородия.

Мягкая вельветовая мебель замерла на шкурах экзотических животных, тропические растения парят под потолком, пробковая отделка стен эффектно оттеняет растительные узоры на обоях.

Безопасность гарантирует «зеленая армия» – низкорослые каменные скульптуры, доставленные из Папуа Новой Гвинеи и выкрашенные в флуоресцентно-зеленый лично Анжелем. Конфиденциальность обеспечивают восемь обрамленных бархатными шторами кабин. Все 300 человек, на которых рассчитано заведение, помимо рабочих зон могут разместиться на двух террасах, в бистро, на кухне, центральном лобби и зоне отдыха. Студия для йоги и душевые прилагаются.

///

Фото: Ek Yap, Gerald Knights